Главная / Пресс-центр / Архив новостей / Новости пенсионного рынка

Дают — бери: почему в России не приживаются корпоративные пенсии

04 мая 2022

Большинство россиян хотят формировать накопительные выплаты вместе с работодателем, но такую возможность дают всего несколько компаний

Согласно недавнему опросу, большинство россиян — порядка 80% в зависимости от возрастной группы — в старости хотели бы получать корпоративные пенсии вместе с государственными. Однако на практике перечислить компании, у которых есть такая опция, можно по пальцам. «Известия» разбирались, почему предприятия в стране не спешат предлагать такую услуг своим сотрудникам.

Никто не откажется

В результате опроса «Работы.ру» и «СберНПФ», проведенного в апреле, выяснилось, что 83% занятых в возрасте 18–25 лет хотели бы формировать отдельные пенсии вместе с работодателем и в старости получать такие выплаты в дополнение к государственным. И хотя доля таких людей сокращается с возрастом, даже в самой старшей категории опрошенных — от 56 лет — она всё равно очень высокая и составила 77%.

Здесь важно отметить, что речь шла именно о том, готовы ли люди формировать такие накопления, а не просто внезапно начать их получать — вряд ли хоть кто-то отказался бы от неожиданно свалившейся на него прибавки размером со всю государственную пенсию или больше. Особенно учитывая тот факт, что половина опрошенных хотела бы, чтобы сумма такой корпоративной пенсии начиналась от 30 тыс. рублей. Но при этом только 42% опрошенных либо знают о существовании таких программ у российских компаний, либо что-то об этом слышали.

В реальности устойчивые программы формирования корпоративных пенсионных сбережений есть всего у нескольких крупных отечественных компаний. Как рассказала в беседе с «Известиями» доцент кафедры Торгово-промышленной палаты РФ «Управление человеческими ресурсами» РЭУ им. Г.В. Плеханова Людмила Иванова-Швец, они есть почти у всех предприятий нефтегазового сектора, в «Сбере», РЖД и РАО «ЕЭС». Но большинство компаний в пенсионных программах не участвуют, хотя такие выплаты являются очень хорошим дополнением к пенсии, мотивируют работников на стабильную занятость, говорит эксперт. В целом каких-то формальных препятствий для этого нет.

— По закону любая компания может участвовать в корпоративной пенсионной программе, заключив соответствующее соглашение с негосударственным пенсионным фондом. Для этого нужны всего лишь две вещи: ведение дополнительной бухгалтерии и социальная ответственность перед своими работниками, — говорит собеседница «Известий».

Как объясняет заведующий лабораторией развития пенсионной системы НИУ ВШЭ Евгений Якушев, в целом по России такие корпоративные программы могут комфортно и долго существовать только в том случае, если доля фонда оплаты труда (ФОТ) внутри всех ее финансовых потоков относительно невысокая. По его словам, у условной нефтяной компании она составляет порядка 10%.

Есть еще специфические компании вроде РЖД и «Транснефти», где тарифы устанавливаются государством — по сути, эти деньги платит потребитель их услуг. А компании с высокой долей ФОТа редко используют пенсионные программы, так как это сильно отражается на их конкурентоспособности, то есть внедрение таких программ серьезно снизит их оборотный капитал, который мог бы пойти на развитие бизнеса.

— Поэтому мы имеем примеры хороших устойчивых программ прежде всего среди старых промышленных производств, где работают несколько поколений, и такие компании не могут своих работников оставить только с государственной пенсией, когда после окончания трудовой деятельности резко снижается соотношение прежних доходов и будущей пенсий человека, — объясняет собеседник «Известий».

Откуда ноги растут

В контексте разговора о различных пенсионных программах важно понимать, что они делятся на два типа: распределительную систему (как любая государственная пенсия) и накопительную. Ключевой недостаток у распределительной системы только один: на фоне старения населения соотношение числа работающих граждан и пенсионеров изменяется в пользу последних, и становится всё сложнее обеспечить равенство прав тех, кто выходил на пенсию 10 лет назад, и тех, кто выйдет на нее через 20 лет. Нынешние пенсионеры, например, зарабатывали стаж в СССР, когда были совершенно иные масштабы цифр.

Накопительная пенсионная система выглядит проще: заработал деньги, отнес часть на финансово-инвестиционные рынки, получил доходность, рассчитал пенсию исходя их размера пенсионных сбережений, объясняет Евгений Якушев. Но если накопительная система работает понятно с индивидуальной точки зрения, то одним из ее недостатков в целом является риск получения инвестиционного дохода в условиях экономических колебаний, как, например, это происходит сейчас.

С профессиональной точки зрения наиболее устойчивой является многоуровневая пенсионная система, в рамках которой люди получают другой вид пенсии вдобавок к государственной. И в России есть опыт внедрения накопительной системы, но, к сожалению, его нельзя назвать совсем удачным.

— Накопительный компонент в обязательном порядке формируется где-то в 30–40 странах мира, и Россия была одной из тех, кто в рамках реформы экономики вводил накопительную компоненту, но в 2014 году произошла ее заморозка, — вспоминает собеседник «Известий».

При этом общее число занятых, подключенных к различным корпоративным пенсионным вариантам, так и зависло на уровне 5–6 млн человек, говорит он. В эту категорию можно отнести уже упомянутые российские компании, а также транснациональные предприятия, где работают экспаты. Но в последнем случае важнейшую роль играет несколько иная специфика.

— Транснациональным компаниям очень важно соблюсти одинаковую линейку систем вознаграждения, чтобы экспат мог свободно переезжать из страны в страну, при этом не теряя свой накопленный пенсионный капитал, — объясняет собеседник «Известий».

Сложности прогнозирования

В целом для того, чтобы росло число компаний, готовых работать над совместным формированием пенсионных накоплений со своими сотрудниками, важна правильная политика как бизнеса, так и государства, отмечает Людмила Иванова-Швец. Но вместе с тем, по ее словам, существенную роль играет экономическое состояние компании и уровень заработных плат: там, где положение нестабильное, а заработные платы низкие, никто не поднимает вопрос о включении в корпоративные пенсионные программы.

Схожее мнение приводит и Евгений Якушев из ВШЭ. В беседе с «Известиями» ученый посетовал на то, что в последние несколько лет на фоне кризиса в отношении накопительной компоненты, которая сначала была заморожена на год, а потом это ее состояние продлевалось каждый год, в обществе критическое отношение к долгосрочным накопительным механизмам и устойчивости государственной пенсионной политики. Этот эффект в общественном сознании, может, немного и рассосался, но в целом недоверие всё равно осталось. Поэтому на смену таким форматам пришел другой инструмент с того же финансового рынка, за счет инвестиций в активы которых обычно и формируются будущие корпоративные пенсии.

— Природа не терпит пустоты, и активные граждане накопительную компоненту по сути заместили индивидуальными инвестиционными счетами (ИИС). В последние три-четыре года наблюдался их бурный рост как по объемам средств, так и по охвату граждан, — констатирует собеседник «Известий». — То есть люди поняли, что можно получить хороший стимул от государства и получить ликвидность, которую не дают те же пенсионные фонды. НПФ, как и корпоративные пенсионные программы, пропустили этот спрос, не оказавшись в нужном месте в нужное время.

Никаких решений о поддержке и развитии накопительных программ не ожидается на фоне двух кризисов на российском фондовом рынке, которые произошли в начале 2020 и 2022 годов, сетует Якушев. Согласно данным, опубликованным профильным Telegram-каналом РДВ, в марте число активных клиентов на Мосбирже упало на 1 млн человек — до уровня мая прошлого года.

— Пенсионные программы — это долгосрочный инструмент мотивации для работодателя. В условиях неопределенности и кризиса никто о них не думает. Дело в том, что все риски, связанные именно с долгосрочными программами, для работодателей только выросли, — говорит он.

С другой стороны, компании, которые сейчас испытывают дефицит высококвалифицированных кадров, организовав такие программы, могли бы привлечь востребованных специалистов — Людмила Иванова-Швец отмечает, что во многих странах наличие корпоративных пенсий является важнейшим аргументом в пользу привлекательности работодателя. И это в том числе могло бы положительно сказаться на суммарных размерах пенсий в стране.

— Конечно, популяризация участия компаний в формировании пенсионных накоплений улучшила бы ситуацию с размером пенсионных выплат. И это во многом зависит от государства — сделать так, чтобы компании были в больше степени заинтересованы в формировании корпоративных пенсионных программ. Для этого у нас есть все возможности: нормативная база и стабильные негосударственные пенсионные фонды, — подытожила собеседница «Известий».

Источник: https://iz.ru

30 июня 2022

Приоритетные законопроекты СРО НАПФ, находящиеся на рассмотрении в Государственной Думе Российской Федерации

11 августа 2022

Вперёд к миллиону: 83% опрошенных россиян хотели бы иметь накопления к выходу на пенсию

Обзор СМИ

обновлено 11 августа 2022 08:42

Видеоблог

Встреча Президента СРО НАПФ Белякова С.Ю. с представителями Ассоциации Развития Финансовой Грамотности